Главная » 2016 » Сентябрь » 24 » Про хлеб, который отнимают у свиней .
13:47
Про хлеб, который отнимают у свиней .

Хлеб – всему голова» – как часто большие чиновники любят цитировать эту русскую поговорку, красуясь на фоне налитого пшеничного колоса. Им, получающим почти дармовое довольствие из особых закромов Управления делами президента, наверное, невдомёк, что качество одного из главных продуктов простых россиян вызывает только нецензурные слова.

 

 

И это закономерный результат правительственной политики. Но обо всём по порядку. Всё на продажу Наша страна полностью закрывает свои потребности в зерне. Это, как говорится, медицинский факт. В 2015 г. комбайнёры выдали на-гора 61,79 млн тонн пшеницы, на 2 млн т больше, чем в 2014 г. (59,7 млн т). Немного подкачала рожь. По данным Минсельхоза, собрали 2,086 млн тонн. В 2014‑м – 3,281 млн тонн. В текущем сезоне общий урожай пшеницы ожидается в районе 57–59 млн тонн. На горбушку хлеба должно хватить с избытком, да ещё и на пряник остаться. Ведь внутреннее потребление хлебопекарной промышленности гораздо скромнее.

Экспорт пшеницы за прошлый зерновой сезон (с 30 июня 2014 по 30 июня 2015 г.) составил 25,088 млн тонн. В этом году планируется от 23 до 30 млн тонн, по оценкам разных экспертов. Это, так сказать, абсолютные цифры, которые нам преподносят с экранов телевизоров. Дьявол, как обычно, кроется в деталях. Ни в одном открытом источнике нет сведённых данных о том, сколько в России выращивается пшеницы по классам (от высшего – 1-го до фуражного – 5-го), сколько необходимо по тем же классам для выпечки хорошего хлеба для всего нашего населения и сколько и какой пшеницы можно экспортировать. Отдельные цифры приходится выуживать по крупицам.

По данным Союза мукомолов, доля продовольственной пшеницы 3-го «рабочего» класса в 2014 г. составила всего 39,3%. А пшеница 1-го и 2-го классов – естественный улучшитель продовольственной муки для хлебопекарной промышленности – меньше 0,7%! То есть большая часть пшеничного урожая – это зерно, в котором содержится самый минимум полезных веществ. Но в сознании юристов из лесо-картонной промышленности, которые руководят нашим правительством, зерно – оно и есть зерно, какие там классы-шмассы? Продавать надо. Тем более что сейчас из-за девальвации национальной валюты дело это исключительно выгодное.

Самое интересное, что практически весь рынок экспорта российского зерна оккупирован несколькими «дочками» крупных западных компаний. Обороты-то миллиардные! Государство же от этой вакханалии имеет только относительно небольшие отчисления от экспортной пошлины. Причём чем лучше зерно, тем оно дороже на внешних рынках. Поэтому доля зерна 3-го и 4-го классов в экспорте растёт в арифметической прогрессии. По некоторым оценкам, сейчас такая пшеница занимает до половины, а то и 3/4 нашего зернового экспорта. Скоты не мы?

Казалось бы, радоваться надо. Пшеница – в отличие от нефти – ресурс возобновляемый. Расти и продавай, только о себе не забывай. Но дело в том, что рядовые граждане страны становятся при этом людьми второго сорта. Иначе трудно расценить активно пропихиваемые некоторыми отечественными и зарубежными лоббистами законодательные поправки, которые разрешат использовать для выпечки хлеба муку даже не из ныне используемого (с голодных 90-х годов прошлого века) 4-го, а из зерна 5-го класса. Его ещё называют фуражным, потому что годится оно только на корм скоту, свиньям и птице. Но вместо свинарников этот «корм» попадает к нам на стол.

То, что мы сегодня покупаем в магазинах, причём разной ценовой категории, хлебом можно назвать лишь с большой натяжкой. Скорее – дешёвым кормовым продуктом, пищевая ценность которого стремится к нулю, если не уходит в минус. И это при том, что на него приходится до 30% минимальной потребительской продовольственной корзины, должной обеспечивать выживание самых малоимущих – наших пенсионеров, безработных, детей.

Проблему признают даже в некоторых федеральных надзорных ведомствах. – Мы все видим, что качество хлеба деградирует буквально на глазах. Нарушена его структура, так как хлеб выпекается не по обычной опарной технологии, а по ускоренной. Получаются хорошие муляжи, и внешне практически невозможно отличить хлеб, выпеченный по традиционной технологии, от фастфуда, – заявил помощник главы Россельхознадзора Алексей Алексеенко. Увы, но что-либо исправить даже «надзор» не может. Качество муки, а тем более хлеба контролировать он не имеет права. Этим достаточно успешно занималась Государственная хлебная инспекция, ведущая начало от хлебных инспекторов эпохи Петра Первого. Она окончательно сформировалась в 1923 г., но «приказала долго жить» в конце 2004 г. с подачи премьер-министра Михаила Фрадкова .
Качество продуктов будет ухудшаться каждый день. Поскольку это такая правительственная линия –экспорт, особенно если к нему причастен крупный частный владелец, – это наше всё. Недавно премьер Медведев во всеуслышание заявил, что вывоз зерна будет только расти. И к 2020 г. вырастет до 40 млн тонн.

Понятно, что фуражного зерна в этих миллионах будет немного. Его даже в нищей жаркой Африке хватает. Значит, опять поплывут через моря и океаны частные зерновозы с нашей пшеницей 3‑го и 4-го классов, которой так не хватает нам самим. Два года назад Союз мукомольных и крупяных предприятий написал тому же Медведеву гневное письмо. В нём, в частности, говорилось: «Весь ресурс пшеницы 3‑го класса… не превысит 20 млн тонн, из которых около 7 млн тонн приходится на семена и порядка 5 млн тонн уже отгружено на экспорт… для переработки в муку остаётся лишь 8 млн тонн пшеницы 3-го класса, что лишь на 42% покрывает потребность в ней для производства муки, соответствующей требованиям ГОСТа. Следовательно, 58% потребности мукомолы вынуждены покрывать пшеницей 4-го класса с клейковиной 18–22% при требуемой клейковине в помольной партии зерна не ниже 25%».

И что? Да ничего! Цифры практически не изменились и в нынешнем году. В стране после «голодного экспорта» остаётся меньше половины годной по ГОСТу для хлебопечения пшеницы. Значит, надо отменить этот самый стандарт, и без того уже расширенный и скорректированный донельзя.А «дорогие россияне» будут есть что дадут.

Хлебная «бодяга» «Бодяга» – это профессиональный термин пекарей, который означает смесь низкокачественной муки с различными химическими и натуральными улучшителями типа сухой клейковины, гороховой муки и прочих «милых» вещей. С их помощью из г… делают «конфетку» – тот самый хлеб, который мы едим каждый день. Но погодите стрелять в хлебопёка, он играет как умеет. Точнее – как ему позволяют играть. – Мы находимся в тисках. С одной стороны, хорошей муки для хлеба мало, и она внутри страны продаётся по экспортным ценам.

Для муки 4-го и 5-го классов, которая дешевле, требуются импортные (этот российский сектор промышленности просто убили!) улучшители и ферменты. Они тоже стоят недёшево и из-за негодной муки идут в страну буквально эшелонами. Растёт аренда помещений, скачкообразно растёт стоимость электроэнергии для печей. С другой стороны, хлеб – продукт политический, и цену на него поднимать запрещают. Плюс практически в каждом регионе требуют поставок так называемого социального хлеба по цене значительно ниже себестоимости. Да и покупательский спрос снижается.

Вот между этими губками тисков и болтаются хлебопёки с рентабельностью в 2–3%. Ну нельзя из одной шкуры сшить пять шапок. Точнее, можно, но отвратительного качества и маленького размера, – говорит автор рецепта знаменитой «Паляницы» Николай Чубенко. По его словам, выправить ситуацию можно. Причём в короткие сроки. – Во-первых, хлебопёки, как производители конечного и очень важного продукта, должны быть во главе угла. Например, в Египте самый дешёвый хлеб в мире, потому что он пользуется государственной поддержкой. Именно хлеб, а не как у нас – крупные агрохолдинги, которые на зерне снимают до 100% прибыли. Во-вторых, именно мы должны определять – сколько зерна и какого класса должно оставаться в стране.

Например, исходя из норм, установленных Федеральным законом от 03.12.2012 №227‑ФЗ «О потребительской корзине», ежегодно в России потребляется хлебопродуктов в пересчёте на пшеничную муку в количестве 14 млн тонн, для производства которой требуется 19 млн тонн пшеницы 3-го класса. Значит, такой объём этого класса должен быть выращен, гарантированно выкуплен государством и сохранён. В течение года этот «неприкосновенный запас» должен по твёрдой цене распределяться среди хлебопёков. Смогли собрать больше, тогда – но только после закладки необходимого объёма на семена – продавайте куда и сколько хотите. Цены на электроэнергию, аренду не должны расти как на дрожжах. А для соблюдения качества всего процесса необходимо возродить Госхлеб – инспекцию в прямом подчинении правительства. И конечно, никаких ГОСТов отменять нельзя.

Поднимать же вопрос о фуражном зерне, которым собираются нас кормить при тех объёмах нормальной пшеницы, которая сейчас выращивается в стране, – это просто государственная измена, – констатирует Николай Чубенко. Услышат ли его слова в высоких кабинетах, в которых, судя по известной фотографии Медведева и Путина с прекрасными настоящими караваями на столе, о фуражном зерне даже не слышали? Кстати, восстание на броненосце «Князь Потёмкин-Таврический» летом 1905 года началось из-за гнилого мяса, которым пытались накормить простых матросов. История учит только тому, что ничему не учит?
 
Использование этого материала сайта газеты «Аргументы недели» в Интернет-пространстве допускается только при обязательном размещении гиперссылки на источник публикации:
http://argumenti.ru/toptheme/n556/467342

Категория: Это интересно. Факты из жизни | Просмотров: 257 | Добавил: Иоланта | Рейтинг: 5.0/1

Другие публикации
Всего комментариев: 0
avatar