Главная » 2016 » Июнь » 22 » Россия глазами иностранцев
16:36
Россия глазами иностранцев

Всегда интересно знать, что думают о твоем отечестве представители других государств. Взгляд со стороны может порою выявить множество любопытных и неожиданных моментов. Как же выглядим мы в глазах иностранцев? Надо сказать, что оценки русского государства и населяющих его народов с течением времени существенно менялись.

 


ВОИНСТВЕННЫ И СВОБОДОЛЮБИВЫ

В отечественной литературе издавна сложилась традиция изображать наших далеких предков миролюбивыми защитниками отечественных рубежей от посягательств коварных иноземцев. Однако последние зачастую давали славянским племенам, проживавшим на землях древнерусских государств, совершенно противоположные характеристики. Так, византийские авторы V-X веков, упоминавшие о славянах, единодушно описывают их как крайне воинственных и агрессивных варваров, беспрестанно вторгавшихся в пределы империи в поисках добычи.
Вот, например, с каким ужасом описывает одно из многочисленных вторжений славян византийский историк VI века Прокопий Кесарийский: «Они не щадили ни возраста, ни пола… убивали всех, не разбирая лет, так что вся земля Иллирии и Фракии была покрыта непогребенными телами. Они убивали попадавшихся им навстречу не мечами и не копьями или какими-нибудь обычными способами, но, вбив крепко в землю колья и сделав их возможно острыми, они с великой силой насаживали на них этих несчастных, делая так, что острие этого кола входило между ягодицами, а затем под давлением тела проникало во внутренности человека. Вот как они считали нужным обращаться с ними. Иногда эти варвары, вбив глубоко в землю четыре толстых кола, привязывали к ним руки и ноги пленных и затем непрерывно били их палками по голове, убивая их, как собак или как змей или других каких-либо диких животных. Остальных же вместе с быками или мелким скотом… они запирали в помещениях и сжигали без всякого сожаления. Так сначала [славяне] уничтожали всех встречающихся им жителей. После, как бы упившись морем крови, стали некоторых из попадавшихся им брать в плен… и уходили домой, уводя с собой бесчисленные десятки тысяч пленных».
Вместе с тем большинство византийских писателей, среди которых такие авторитеты, как историк VI века Феофилакт Симокатта, императоры Маврикий (VI век), Лев VI Мудрый (IX век), Константин VII Багрянородный (X век), сходятся в оценке славян как людей чрезвычайно свободолюбивых, предпочитающих смерть рабству, бесстрашных воинов, а к иноземным гостям -- дружелюбных и добрых.
На поле боя их считали опасными противниками и стремились решать с ними дело «с помощью речей или даров». «Даже те из них, которые к настоящему времени восприняли таинство спасительного крещения, сохраняют состояние древней свободы», -- отмечал Лев VI Мудрый. «Они многочисленны и выносливы, легко переносят и зной, и стужу, и дождь, и наготу тела, и нехватку съестных припасов», -- с уважением писал Маврикий. А о славянских женщинах он отзывался так: «Жены их целомудренны сверх всякой человеческой природы, так что многие из них кончину своих мужей почитают собственной смертью и добровольно удушают себя, не считая жизнью существование во вдовстве».
Любопытно, что западные хронисты X-XII веков, такие как Лиутпранд, Титмар Мерзебургский, Мартин Галл, в целом сходятся во мнениях с византийцами и оценивают славян похожим образом.
ХОЛОПЫ ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ

В позднем средневековье, особенно в годы правления Василия III и его сына Ивана IV, на Руси окончательно утверждается самовластный абсолютизм великих московских князей. И оценки со стороны иноземцев кардинально меняются. Куда девались наше прежнее свободолюбие, наша ненависть ко всякому рабству?! Иностранцы, посещавшие в это столетие Россию, пишут о жестокой тирании властителей и народе, довольном состоянием полного холопства.
Франческо да Колло, посол императора Священной Римской империи, побывавший при московском дворе в 1518-19 гг., с удивлением доносил, что «людей в этих областях и во всей стране вышеназванного князя продают, как куриц и других животных, на рынке, их продают и о них заключают договоры…Скажу больше, в городе Московии некоторые из наших купили нескольких молоденьких девиц от пятнадцати до восемнадцати лет, поистине прекрасных, для своего употребления и удовольствия, всего за один дукат».
Справедливости ради следует сказать, что и в «просвещенной» Европе XVI в. людей таким же образом продавали и покупали, в особенности крестьян. Так что негодование заезжего иностранца несколько лукаво.
По мнению современника Ивана Грозного Алессандро Гваньини, власть государя Московии над своими подданными далеко превосходила власть «монархов всего мира». Но при этом и сами московиты «довольствуются более состоянием рабским, чем свободным». Даже будучи наказаны, пишет Гваньини, они «благодарят государя, говоря: «Буди здрав и невредим, господин, царь и князь великий, за то, что ты раба и селянина своего удостоил побоями поучить». Про жен же русских он замечает, что те «пребывают в весьма жалком положении: ведь никто не поверит, что жена честна и целомудренна, если она не живет взаперти, совершенно не выходя из дому… Если мужья жен не бьют, то жены обижаются и говорят, что мужья их ненавидят, а побои считают признаком любви».
Правда, этот же автор предостерегает своих соотечественников, что в сражении с московитами нужно быть крайне осторожными, поскольку те «настолько сильны, что осмеливаются схватываться безо всякого оружия с неукротимыми, свирепыми медведями, полагаясь только на свои силы… схватив медведя за уши, они утомляют его до тех пор, пока, совершенно ослабевшего, не свалят на землю».

 


СМУТНОЕ ВРЕМЯ

О Смуте до нас дошло более пятидесяти иностранных со­чинений.
Увы, за редким исключением эти произведения объединяет одна черта - откровенная и оголтелая русофобия. Ярким примером подобного сочинения является трактат англичанина Джаилса Флетчера. Он содержал столь злую характеристику России, что был запрещен для печатания даже в самой Англии, дабы не навредить русско-английским отношениям!
К этой же категории можно отнести и записки шведа Пира де Эрзелунда. Русские, по утверждению автора, «днем и ночью думают и ломают голову, какими бы новыми способами мучить людей: вешать, или варить, или же жарить их?» Нравы, обычаи и обряды русских отвратительны, грубы и невежественны. И у себя дома и в гостях они непрестанно икают, кашляют, харкают и выпускают газы. Даже искусное владение луком швед стремится поставить в вину русским: «Москвитяне еще смолоду учатся стрелять из луков и арбалетов», чтобы отличиться «во всяких гнусных делах и поступках». Виновны москвитяне и в том, что они «сильный, крепкий и здоровый народ, не знают множества болезней, которые в ходу в других странах». И в том, что в домах у них «есть живописные образа» и «при всяком входе и выходе они кланяются и крестятся перед образами, полагая, что без них не могут вспомнить Бога».
Впрочем, не стоит удивиться такому отношению. Ведь для всех упомянутых авторов Россия и русские в лучшем случае представляли тогда опасных соперников, а зачастую и злейших врагов. Но приходится признать, что в это время на Западе в лице нашей страны активно формируется образ врага.
В СЕМЬЕ ЕВРОПЕЙСКИХ НАРОДОВ

Со времен Петра I и позднее, отношение иностранцев к нам постепенно меняется. В их свидетельствах, дошедших до нас от той эпохи, откровенно предвзятых суждений встречается уже меньше. Да и вообще, оценки в целом становятся более беспристрастными. А порой и благожелательными. Это объяснимо, ведь многие из авторов этих «записок» и «описаний» сами поступают на службу Российского государства, встраиваются в него. Кроме того, в результате петровских преобразований, Россия сделалась ближе и понятнее европейцам.
Впрочем, многое осталось неизменным. Иностранцы по-прежнему пеняют нам за леность, пьянство, беспечность и прочие «традиционные» пороки.
«Нас опять напугал пожар, который произошел вследствие непрестанного пьянства простого народа, - пишет секретарь австрийского посольства Иоганн-Георг Корб в 1699 году. - У русских чем больше праздник, тем сильнее повод к широкому пьянству. Смешно, что старики вместе с детьми забавляются одними и теми же играми и отмечают свои нарочитые торжества праздным движением тела, непрестанно качаясь на качелях, на которых то станут, то сядут… На этот последний пожар, который по сю сторону Неглинной истребил сто домов, сбежалось несколько немцев; их понапрасну обвинили в краже и после жесточайших побоев бросили в огонь и таким образом принесли жертву своей ярости и беспечности».
СТРАНА ФАСАДОВ

 

 

В XIX столетии российское правительство не на шутку озаботилось негативным образом, что за предшествующие века сложился о нас и о нашей Родине за рубежом. Николай I в целях формирования положительного имиджа даже пригласил в страну писателя Астольфа де Кюстина. Кстати, маркиза и убежденного монархиста. И что же? В своей книге, написанной по итогам путешествия, де Кюстин изобразил Россию как страну варваров и рабов, страну всеобщего страха и бюрократической тирании. Именно с его легкой руки в наш язык вошло крылатое выражение «Россия - страна фасадов». Книга вызвала поток официозных опровержений и была запрещена.
Известный философ и публицист того времени Алексей Степанович Хомяков удивляется, почему же «Россия одна имеет как будто бы привилегию пробуждать худшие чувства европейского сердца»? И приходит к выводу, что недоброжелательство к нам со стороны других народов основывается на двух причинах: во-первых, на сознании глубокой разности духовного и общественного развития России и Запада, а во-вторых, на досаде на нашу силу. «Отказать нам в наших правах они не могут: мы для этого слишком сильны, - писал Хомяков, - но и признать наши права заслуженными они также не могут».
К сожалению, западная традиция изображать Россию отсталой и едва ли не дикой страной с варварским населением сохраняется до сих пор. Следует понимать, что подобные оценки вызваны различием наших геополитических и экономических интересов, всегдашним духом соперничества между народами. Но не стоит забывать и старую народную мудрость, ставшую эпиграфов в гоголевскому «Ревизору»: «На зеркало неча пенять, коли рожа крива».

Византийский историк X века Лев Диакон описывает киевского князя легендарного Святослава Игоревича как человека «умеренного роста, не слишком высокого и не очень низкого, с мохнатыми бровями и светло-синими глазами, курносого, безбородого, с густыми, чрезмерно длинными волосами над верхней губой. Голова у него была совершенно голая, но с одной стороны ее свисал клок волос - признак знатности рода; крепкий затылок, широкая грудь и все другие части тела вполне соразмерные, но выглядел он угрюмым и диким. В одно ухо у него была вдета золотая серьга; она была украшена карбункулом, обрамленным двумя жемчужинами. Одеяние его было белым и отличалось от одежды его приближенных только заметной чистотой».
«Сей Великий Князь Василий решил завести жену, чтобы иметь детей и обеспечить себя законным наследником; для этого повелел объявить во всех частях своего Государства, чтобы - не взирая на благородство или кровь, но лишь на красоту - были найдены самые красивые девственницы, и во исполнение этого указа были выбраны более 500 девственниц и приведены в город; из них было выбрано 300, потом 200 и, наконец, сократилось до 10, каковые были осмотрены повивальными бабками со всяческим вниманием, дабы убедиться, действительно ли они девственницы и способны ли рожать детей, и нет ли у них какого недостатка, - и, наконец, из этих десяти была избрана жена».
Рассказ Франческо да Колло о женитьбе московского князя Василия III.
Внешний облик московита XVII века в описании Алессандро Гваньини таков: «Одежду все носят очень длинную, она ниспадает складками до самых пят, преимущественно, голубая или белая. Носят они белые войлочные шапки из валяной шерсти, почти у всех - невысокие красные сапоги ниже колен; подошвы их слегка приподняты в носках и подбиты железными гвоздиками. Надевают рубахи, вышитые у шеи разноцветными шелками, а у знатных затканные золотом; украшают их ожерельями, драгоценными камнями, жемчужинами или серебряными либо золочеными медными шариками. В знак некоего таинства они носят на шее кресты; у них они серебряные или золотые, украшенные драгоценными камнями, у простолюдинов же - медные или железные».
Алессандро Гваньини «Описание Московии»
«Ежегодно по определенным дням соблюдается у всех русских и московитов такой обычай: юноши и многие женатые мужчины выходят из городов и деревень на широкое и красивое поле. Вокруг собирается масса людей, а они по данному сигналу, со свистом и криками, как то у них в обычае, сходятся врукопашную, безо всякого оружия, и устраивают сражение. Они со страшной силой колотят друг друга кулаками и ногами, попадая в лицо, грудь, живот и пах. Часто их выносят оттуда полуживыми, а нередко даже и мертвыми. Такого рода сражения устраиваются, говорят, для того, чтобы юноши привыкли терпеть розги и всевозможные побои».

 
Александр ЮДИН

Категория: Это интересно. Факты из жизни | Просмотров: 279 | Добавил: Иоланта | Теги: иностранцев, россия, глазами | Рейтинг: 5.0/1

Другие публикации
Всего комментариев: 0
avatar