Главная » 2016 » Июнь » 26 » Сколько весит слово?
14:36
Сколько весит слово?

Все, что вы скажете, может быть обращено против вас.
(присказка американских полицейских из боевиков)


Мы ежедневно сталкиваемся с агрессией. Нас постоянно норовят обидеть — нахамить в магазине, оскорбить в транспорте, обозвать в Интернете. Да и сами мы, конечно, не святые, — вспылим, бывает, и ну злобу исторгать. Ничуть не задумываясь над давно известной истиной "слово — страшная сила", сыплем проклятиями, не только сея разрушения вокруг себя, но и калеча свое естество....

 


А Я В ДОМИКЕ!

Откуда взялся шквал этой словесной невоздержанности? Думается, дело не только в падении нравов и всеобщем озверении. Дело, скорее всего, в принявшей в последние годы масштабы бедствия безответственности. Посмотрите на пойманных с поличным сановных взяточников – им ничуть не стыдно: дескать, за одну зарплату никто работать не будет. Поглядите на полицейских, в подпитии давящих колесами служебных автомобилей тех, кого поставлены защищать, — они никогда не пустят себе пулю в лоб, потому что нет для них большей ценности, чем их собственные головы. Начальство этих, с позволения сказать, правоохранителей выглядит ничуть не лучше: ему недосуг задуматься о том, как можно было принять на службу и выдать оружие откровенным моральным уродам, задача одна — поскорее уволить проштрафившихся задним числом и умыть руки.
Все, абсолютно все умывают руки, а руки все грязнее и грязнее. Оправдывается любая мерзость. Стоит попасться очередному потрошителю, на телеэкране непременно появляется горестная мать-старушка, рассказывающая о том, каким тихим и ласковым рос душегуб, а зверем его сделало общество. Весь этот маразм напоминает игру в салки, когда в критический момент мы складывали руки над головой и радостно орали: "А я в домике!". Вся страна в домике: откровенные злодеи, бездарные эскулапы, садисты-учителя, вороватые бизнесмены, продажные юристы.
САМ СЕБЕ АДВОКАТ

Справедливости ради надо сказать, что прятаться "в домике" — привычка отнюдь не местного розлива. 13 января 2012 года круизный лайнер Costa Concordia налетел на рифы возле итальянского острова Джилио и частично затонул. Тридцать погибших, двое пропавших без вести, десятки пострадавших. Следствие до сих пор устанавливает причину отклонения судна от курса, капитан — под арестом. Но не в этом дело. Поразительно, что капитан едва ли не первым покинул корабль. Вот его переговоры с береговой охраной, тщетно пытавшейся привести синьора Скеттино в чувства.
Береговая охрана: "Вернитесь на борт!"
Капитан: "Ну, пожалуйста... "
Береговая охрана: "Там люди! Вернитесь на борт и сообщите, сколько там еще осталось пассажиров. Есть ли там женщины и дети? Черт побери, вы себя, может быть, и спасли, но это плохо для вас кончится! Обратно на борт! Быстро!"
Капитан: "Ну, пожалуйста..."
Береговая охрана: "Не надо никаких "пожалуйста". Вернитесь на борт!"
Капитан не вернулся — страх смерти сильнее страха перед тюрьмой, однако он уже теперь, до суда, нашел оправдание своему поступку: "Корабль накренился. Я оступился и попал в одну из спасательных шлюпок, поэтому я оказался там". Вот так — морской волк давно уже "в домике".
Чего ж тогда требовать от юных любительниц секса в музее и панк-молебнов в храме, лепечущих про "этическую, а не уголовную вину"? Похоже, девушки уже родились "в домике".
И ладно бы "домик" помогал, так ведь не помогает: капитан сидит, пусси сидят. Так может, стоит перестать на него надеяться и попросту вести себя по-людски?

 


ЦЕНА СЛОВА

Я не просто так завел разговор о неумении большинства людей увидеть в самих себе, в своих мыслях и поступках, первопричину всех своих проблем. Ответственность — это обязанность отвечать не только за свои действия, но и за свои слова. Мы горазды повторять, что "в начале было слово", но не желаем отдавать себе отчета в том, что все вокруг — добро и зло – именно с него, со слова, начинается.
Именно слово стало причиной конфликта между чемпионом мира по боевому самбо Расулом Мирзаевым и студентом Иваном Агафоновым. Суд разберется кем, когда и как это слово было обронено, но только ничего уже не исправит: один мертв, другой отправится в тюрьму. И никаких «домиков»! Интернет-общественность до сих пор обсуждает эту трагедию. Мнений, разумеется, хватает, но достаточно распространено следующее: "даже если Агафонов оскорбил Мирзаева, неужели за слово можно убить?!". Конечно, нельзя. Но всего сто лет назад не то что за оскорбительное, а даже неосторожное слово зачастую вели к барьеру — а там уж как повезет. Тогда цена слова была известна — жизнь.
Я ни в коем случае не призываю возвращаться к дуэльному кодексу, тем более, что и теперь существуют законодательные нормы, карающие за оскорбление. Более того — совсем недавно они пополнились вернувшей в УК статьей "за клевету". Но это, опять же, насилие. Выходит, без него никак? Выходит, что никак...


ПОД ОДНИМ НЕБОМ

Очередной пример безответственности. Рунет долго обсуждал поступок проводницы "Аэрофлота" Екатерины Соловьевой. Напомню: сразу после крушения самолета Sukhoi Superjet 100 в Индонезии 9 мая 2012 года девушка написала в Твиттере: "А че суперджет рухнул?! Хахахаха! Говномашина! Жаль, не в Аэрофлоте, на один бы стало меньше...". На следующий день Соловьева "по соглашению сторон" из "Аэрофлота" была удалена. Она, конечно, тоже норовила спрятаться "в домике", утверждая, что "не хотела сделать больно родственникам погибших". Удивляет, нет — поражает даже не это — с девушкой-то все понятно, непонятны вот такие заявления в защиту экс-стюардессы:
— "Девушке 19 лет. От нее — в силу недостатка жизненного опыта - трудно ждать взвешенных оценок.
— "Почему руководство "Аэрофлота" пылает гневом по поводу высказываний в Твиттере? Пусть лучше думают о безопасности и комфортном обслуживании пассажиров".
— "Бортпроводница не хотела оскорбить память погибших. Хотела сказать одно, а получилось другое".
Конечно, немало и тех, кто поступок Соловьевой осуждает, но посреди этой свары мне удалось найти лишь одно разумное высказывание:
— А стюардесса не подумала о том, что все мы под одним небом ходим? А если бы она летела на этом самолете?
Вы поняли, насколько мы безнадежны? Вы заметили, что мы говорим не о морали и нравственности, а об элементарном, но безнадежно утерянном инстинкте самосохранения? Дальше ехать некуда.

 


ПРО ХАМСТВО И КОНФЕТКИ

В качестве доказательства того, что рельсов дальше нет, скажу следующее: немалая часть представителей моего поколения, под влиянием то ли Моррисона, то ли Кобейна, иной раз любила поиграть словами в том смысле, что жизнь не так уж хороша, потому умереть не жалко. Не возьмусь судить, сколь искренни были мои знакомцы из числа вот таких дерзновенных философов, да теперь уж и не узнать, потому что все они умерли, не дожив до сорока. Думаю, у каждого из нас подобные примеры имеются в изобилии. И нет в этом никакой мистики – сплошной третий закон Ньютона: "Действию всегда есть равное и противоположное противодействие". Примерно об этом же говорит принцип лингвистической относительности Сепира-Уорфа. Смысл его в том, что не только реальность определяет наш язык, но и язык определяет реальность. Как думаем — так говорим, как говорим — так и живем…
Может, хватит экспериментировать? Если уж нас не особо страшит административная и даже уголовная ответственность, не трогают вопросы этики, давайте хотя бы беречь биологическое свое существование.
Отсюда вывод: пока не поздно, надо срочно менять свои мысли, поступки, речь - изменится и сама жизнь. Так что, прямо с завтрашнего дня беремся за цензурирование собственного лексикона и безжалостно удаляем: "с души воротит", "глаза б не видели", "засунуть подальше в задницу", "проще сдохнуть" и так далее.
И прекращаем источать яд, который, прежде всего, отравляет нас самих. Рассуждать на сей счет полагаю излишним: мы не раз об этом писали, посему доводы все давно известны — примите это как аксиому. В конце концов, всякую ядерную державу от применения оружия массового уничтожения удерживает не человеколюбие, а осознание того, что ей светит та же самая крышка, что и странам, куда отправятся боеголовки.
С этим все ясно. Но возникает совершенно оправданный вопрос — как быть приличному, сдержанному, совершенно неагрессивному человеку, если ему хамят. Любой психолог ответит — изменить себя таким образом, чтобы никому в голову не приходило нападать.
На сей счет существуют определенные методики, за которыми надо обратиться к специалисту. Мы же скажем так — конечно, зло не должно оставаться безнаказанным, однако на борьбу с ним душу свою тратить - более чем расточительно, потому никакой злобы в ответной реакции быть не должно. Станьте твердыми, как бетонная стена, от которой молоток отлетает точно в лоб агрессору.

Действуйте по Раневской: "Сделал человек тебе зло — дай ему конфетку, он тебе зло — ты ему конфетку. И так до тех пор, пока у этой твари не разовьется сахарный диабет".
А про "домик" забудьте: детские игры давно закончились.

 

Михаил МАМАЛАДЗЕ

Категория: Философия, размышления, мыслеформы | Просмотров: 331 | Добавил: Иоланта | Теги: весит, слово?, сколько | Рейтинг: 5.0/1

Другие публикации
Всего комментариев: 0
avatar