Главная » 2016 » Ноябрь » 13 » Социальные сети: парадокс зависимости и квазиобщения
18:58
Социальные сети: парадокс зависимости и квазиобщения

 Современная социальная психология давно уже столкнулась с феноменом «одиночества в толпе» – одиночества среди людей, в крупном коллективе или большой организации. Как ни странно, но способствует этому развитие телекоммуникационных и компьютерных технологий. Так, среднестатистический офисный работник на протяжении рабочего дня проводит наедине с компьютером не менее 5-6 часов. Прибавим к этому необходимость телефонного общения, деловую переписку в корпоративных интрасетях и вечерний досуг перед телевизором или с компьютером (виртуальная коммуникация в ICQ или Skype, компьютерные игры) – в общей сумме время, проведенное наедине со средствами коммуникации может составлять не менее 8-12 часов в сутки, что не может не накладывать отпечаток на ценностную сферу и особенности поведения личности...

 

 

Феномен интернет-аддикции (зависимости) неоднократно описывался зарубежными (К. Янг, Д. Гринфилд, К. Сурратт, 1998—1999) и отечественными (А. Е. Войскунский, Н. В. Чудова, О. Н. Арестова, Л. Н.Бабанин, 2000) исследователями, в числе симптомов данного зависимого поведения выделялись такие доминанты (А. Е. Войскунский, 2000), как:

зависимость от компьютера, т. е. обсессивное пристрастие к работе с компьютером (играм, программированию или другим видам деятельности);

«информационная перегрузка», т. е. компульсивная навигация, поиск в удаленных базах данных;

компульсивное применение Интернета, т. е. патологическая привязанность к опосредствованным Интернетом азартным играм, онлайновым аукционам или электронным покупкам;

зависимость от «киберсекса», т. е. от порнографических сайтов в Интернете, от обсуждения сексуальной тематики в чатах или специальных телеконференциях «для взрослых»;
зависимость от «кибер-отношений», т. е. от социальных применений Интернета: от общения в чатах, групповых играх и телеконференциях, что может в итоге привести к замене имеющихся в реальной жизни семьи и друзей виртуальными.
Именно последний симптом в последнее время становится наиболее широко представленным в среде рядовых пользователей глобальной паутины, в связи с экспансией так называемых социальных сетей как российского так и украинского

Надо сказать, что само общение в формате подобных ресурсов с трудом может претендовать на статус полноценной и эффективной коммуникации, это скорее – квазиобщение, т. е. мнимое общение, воображаемое, кажущееся. Так, например, индивид систематически смотрит какую-либо передачу, у него создается иллюзия знакомства с ведущими, ощущение, что он их хорошо знает, хотя на самом деле он всего лишь имеет некоторое устойчивое представление о телевизионном образе (имидже) ведущих или героев [1]. Увеличение доли квазиобщения во взаимодействии человека с окружающим его миром – также одна из причин популярности социальных сетей.

Чем же так привлекают пользователей Internet социальные сети? Изначально ответ на этот вопрос дает социально-психологическая категория критериев удовлетворенности общением [1]:

Потребность в стимуляции. Человек получает многообразные стимулы из окружающего его мира. Самыми значимыми являются стимулы, получаемые от других людей. Наиболее важна социальная стимуляция в подростковый период развития человека, когда он ориентируется на социально значимых и

Потребность в событиях. Людям недостаточно иметь только хорошие и устойчивые отношения друг с другом. Необходим социальный интерес, определенная динамика жизни, которая приносит новые впечатления. Восприятие человека все время нацелено на некоторые изменения, новые ситуации. Поэтому слишком статичные, неизменные отношения между людьми, лишенные динамики и не сопровождающиеся теми или иными событиями, со временем иссякают. Людям становится скучно, неинтересно друг с другом, и они стремятся прервать общение – чем и объясняется «чистка» контакт-листов у пользователей социальных сетей с целью удаления неактивных пользователей с необновляемыми, статичными страничками (прим. авт.). В то же время общение может включать в себя весьма сомнительную замену реальных событий – обсуждение других людей на основе слухов и сплетен (а в социальных сетях есть возможность создавать собственные события, подкрепляя фактаж аудиовизуальным сопровождением (прим. авт.). Большинство людей, принимающих активное участие в распространении подобной информации, как правило, имеют мало интересных событий в собственной жизни (основная масса пользователей социальных сетей – офисные работники среднего звена, без особых перспектив карьерного роста и с невысокой зарплатой или же студенты (прим. авт.), что компенсируется неподдельным интересом к жизни других людей. Однако общение, включающее в себя подобное содержание, на самом деле не удовлетворяет потребность человека в событиях, а лишь заменяет ее на квазиуровне.

 

 

Потребность в узнавании удовлетворяется всякий раз, когда человек встречает знакомых людей. Люди обычно не осознают эту потребность, так как каждый день общаются с близкими или хорошо знакомыми людьми. При смене места жительства или в случае временного пребывания в чужом городе данная потребность актуализируется, и индивид начинает ее осознавать. В такой ситуации у субъекта может развиться специфическое состояние социальной депривации – лишение чувства социальной поддержки, неуверенность в себе, растерянность и т. д. При узнавании происходит социальное подтверждение личности со стороны других людей, которое, в свою очередь, поддерживает его самоидентификацию. Процесс самоидентификации требует опоры на других не в меньшей степени, чем опоры человека на самого себя. Обращение к социальным сетям приобретает характер компенсаторного процесса – известны случаи, когда человек, резко сменивший место жительства, работу или страну проживания в целях редукции напряжения и снижения ощущения тревожности, прибегал к многочасовому общению с бывшими соотечественниками, земляками или коллегами по работе в социальных ресурсах – так что нельзя отрицать и позитивные психотерапевтические аспекты функционирования социальных сетей (прим. авт.).

Потребности в достижениях и признании. Обе эти потребности связаны с чувством собственного достоинства человека, уважением и самоуважением и относятся к так называемым высшим потребностям. Именно их пользователи социальных ресурсов успешно актуализируют, размещая на персональных страничках фото — и видеоматериалы, посвященные профессиональным успехам или личным достижениям (семья, дети, удачный отдых).

Потребности в структурировании времени являются обычно побочным эффектом жизнедеятельности и общения человека. Э. Берн выделял различные виды структурирования времени, которые он определял как способы времяпрепровождения: ритуалы, процедуры, развлечения, близость, игры (см.: Берн Э. Игры, в которые играют люди… – Л., 1992). Нормальному человеку необходимы различные способы времяпрепровождения и их относительная динамика. К ритуалам относятся все виды конвенционального общения, связанные с общепринятыми нормами (так, например, в социальных сетях существуют напоминания о Днях рождения и прочих важных событиях в жизни виртуальных «друзей» (прим. авт.). Процедуры представляют собой различные формы общения в процессе совместной деятельности, сопровождающие порядок действий (коммуникация в режиме обмена сообщениями через специальную форму, комментарии к странице пользователя, оценка фотографий и видеоматериалов или же переход к более непосредственным формам общения в режиме реального времени – телефон, ICQ, Skype (прим. авт.). Общение, сопровождающее развлечения человека, связано с занятиями, доставляющими удовольствие (обсуждение тем, связанных с отдыхом, хобби, сексом и др. (прим. авт.). Близость (любовь, дружба) сопровождается открытым личностным общением (именно для этого в некоторых социальных ресурсах есть опция создания виртуальных семей, индикация социального статуса пользователя, выбор степени приватности персональной станицы с ограничением доступа посторонних посетителей (прим. авт.) в отличие от игр (имеются в виду социальные игры – действия со скрытыми мотивами), включающих в себя манипулятивное общение.

Как мы видим, социальные сети, активно развивающиеся в последнее время на территории СНГ, не могут быть однозначно оценены как позитивное или негативное явление в силу ряда взаимоисключающих факторов:

возможность создания собственного «микромира» в формате личной веб-страницы – и одновременно конец всякой приватности и широкий доступ к личной информации неограниченного числа пользователей;

удовлетворение потребности в информации о жизни родных, близких, коллег и знакомых, увы, часто перерастающее в компульсивное (навязчивое) любопытство с непрекращающимся доступом к ресурсу с целью «быть в курсе» всех изменений в «жизни» виртуального партнера по общению;

выработка навыков эффективного общения для установления отношений с применением минимума выразительных средств – и традиционная (в 90% случаев) фрустрация в ситуациях реального контакта с человеком «по ту сторону монитора».

Постепенный перевод реальных отношений (в силу их сложности и неоднозначности) в виртуальную сферу из-за отсутствия желания (и… времени) выстраивать «онлайновую» коммуникацию – увы, но фраза: «Я сейчас бегу, даже номер не успеваю твой записать, найди меня «Вконтакте!»» приобретают все большую актуальность в нашем информационном обществе.

Максим Реуцкий

Категория: Это интересно. Факты из жизни | Просмотров: 364 | Добавил: Иоланта | Рейтинг: 5.0/1

Другие публикации
Всего комментариев: 0
avatar